О торговом коридоре «Россия — Иран»

Российское и иранское руководства инвестируют до 25 млрд долларов в реализацию транспортного коридора «Север — Юг». Функционирование нового пути существенно облегчит доставку российских товаров на мировые рынки, в первую очередь, Азии.

Трансконтинентальный маршрут пролегает от Восточной Европы до Индийского океана, обладает протяженностью 3000 километров и фактически защищён от внешнего воздействия. Многие торговые суда Ирана, в том числе находящиеся под санкциями, уже курсируют по новому пути на Каспийском море.

Что послужило причиной создания нового пути?

Экономическое давление со стороны Запада на Россию и Иран сподвигло руководства обеих стран на создание отдельного коридора, ориентированного на растущие экономики Азии и независимого от влияния западных государств.

Новый маршрут сулит огромную выгоду как для России, так и для Ирана в случае успешной реализации. Транзит через Каспий и Иран сэкономит тысячи километров, в отличие от Средиземного моря, и фактически нивелирует санкционное давление на обе страны.

Экономическая сторона проекта

На сегодня основной объем товаров поставляемых по коридору «Север — Юг» составляют энергоносители и сельхозпродукция. Иранские компании являются третьими по величине импортерами российского зерна. И номенклатура поставляемых товаров постоянно растет.

Уже объявлено о поставках турбин, полимерной продукции, медицинского оборудования, запчастей для автомобилей. Россия поставляет ядерное топливо и оборудование для иранской атомной электростанции в Бушере.

Да, есть некоторые проблемы. Как, например, периодически возникающие пробки в проходе судов через канал «Волга — Дон» из-за наличия узких участков магистрали. Однако эта проблема уже решается: с российской стороны планируется инвестировать $1 млрд для увеличения проходимости водного транзитного узла.

Однако развитие проекта такого масштаба не останется незамеченным потенциальных пострадавших от организации нового коридора. В чем может возникнуть проблема?

Конфликт на Украине был использован, в первую очередь, для полной блокады и изоляции России от внешнего мира, а также ослабления экономик европейских государств и переориентирования финансовых потоков из Европы в США.

Развивающиеся сотрудничество между Ираном и Россией и появление неподконтрольных торговых коммуникаций в перспективе могут стать серьезной угрозой экономической гегемонии Запада во главе с США.

В перспективе транспортный коридор может послужить прецедентом для аналогичных действий для других стран мира в ведении самостоятельной политики.

Перспективы

Коридор «Север — Юг» в случае реализации позволит российским компаниям в значительной степени компенсировать разрыв коммерческих связей с Европой и обойти часть санкций.

Использование старых путей сейчас невозможно: западные страны полностью контролируют основные морские магистрали за счет ограничений на заход в порты, страхование судов и грузов. А трафик через наземные линии связи достаточно сложно отследить и контролировать.

Поэтому в текущих условиях естественный разворот России на Восток путем объединения с Ираном является вполне логичным решением.

Однако создание нового транспортного маршрута сопряжено с рисками и издержками. Во-первых, из-за потенциальных финансовых затрат и времени на строительство инфраструктуры.

Кроме того, успешное функционирование «Север — Юг» во многом зависит от того, присоединятся ли страны Азии, Ближнего Востока и Африки к участию в «санкционном» пути России и Ирана. А США и союзники предпримут все усилия для срыва процесса реализации маршрута.

На фоне общего затягивания конфликта на Украине будут попытки дестабилизировать ситуацию в Иране и Закавказье, а также ускорена реализация проекта Зангезурского коридора, который по сути является конкурентной трансконтинентальной транзитной линией, но в данном случае, подконтрольной Западу.

Александр Попов
Оцените автора
kursk.com
Добавить комментарий