О пленных российских военнослужащих

С недавних в России на официальном уровне измели подход к освещению обменов военнопленными. Теперь официальные лица анонсируют процессы, а СМИ — показывают торжественные встречи освобожденных бойцов.

Но за кадром по-прежнему остается множество моментов. Как и почему они попали в руки противника? Где и в каких условиях их содержали? Через что им пришлось пройти?

Для ответа на вопросы команда Рыбаря и Военной хроники проанализировала данные, собранные по итогам обменов военнопленными.

Кто чаще всего оказывался во вражеском плену?

Около 80% попавших в плен российских военнослужащих были добровольцами (35%) и призванными из запаса (45%). До конца сентября это были преимущественно выходцы из ЛНР и ДНР, после — мобилизованные из других российских регионов.

Кадровые военнослужащие ВС РФ попадают в руки противника существенно реже, чаще всего — в недееспособном состоянии. Около 80% на момент пленения были ранены.

Примерно 70% бойцов в сентябре-декабре были захвачены в Харьковской области. Печальным рекордсменом стала сентябрьская «перегруппировках».

Почему они попали в плен?

Причины сдачи российских бойцов можно условно разделить на организационные и морально-психологические.

Нехватка кадровых офицеров. В подразделениях из мобилизованных командные должности часто занимают резервисты: половина не способна руководить личным составом. В бою подразделения остаются без управления, паникуют и не оказывают сопротивления.

Еще одним следствием является отсутствие планирования и понимания замысла на тактическом уровне. Бойцы могли не только не владеть информацией о соседях, но и даже не знать своей задачи. При первом же наскоке противника подразделение бежало, попадая в плен.

Отсутствие психологической подготовки и осознания нахождения на фронте как у мобилизованных, так и у добровольцев, отправившихся на передовую в погоне за «длинным рублем». В бою люди просто терялись: известны эпизоды, когда бойцы не пользовались оружием исключительно из-за испуга.

Как украинские власти и спецслужбы используют российских пленных?

Вопреки лозунгам пропаганды Киевского режима, число оказавшихся в плену военнослужащих ВС РФ не столь велико. Поэтому противник стремится при любой возможности «обработать» каждого захваченного бойца в медиаполе.

Россиян заставляют давать интервью с заранее заготовленными тезисами. В них часто фигурирует пропагандист Владимир Золкин, который снимает видео совместно с ГУР.

За согласие на запись такого ролика людям разрешают связаться с родственниками. В информационном обеспечении процесса активно участвуют журналисты из США, Британии и Германии.

Для работы с захваченными военнослужащими ВС РФ на Украине создан специальный координационный штаб. Он собирает все личные данные, включая аккаунты в соцсетях, сведения о родственниках и телефоны родных и близких.

В структуру также входит «Единый центр приема обращений «Хочу Жить», визитки которого раздают бойцам при обменах. Это же подразделение проводит спам-рассылку освобожденным пленным и их сослуживцам.

Все это происходит при обязательном непосредственном участии украинских спецслужб. В отличие от пропагандистов, они преследуют более глобальные цели.

СБУ и ГУР пытаются вербовать родственников военнослужащих ВС РФ. Под угрозой жизни пленному сотрудники силовых структур противника заставляют выполнять родных задания по сбору информации.

Под пытками бойцов на камеру заставляют подписать протоколы о сотрудничестве. Хотя подавляющая часть пленных не мыслит ни о каком взаимодействии с врагом, цель таких видео — создать компромат и прецедент судебного преследования освобожденных бойцов в России.

Подобным образом Киевский режим пытается создать у российских граждан страх возврата на Родину, который заставит их отказаться от обмена и стать коллаборационистами.

Александр Попов
Оцените автора
kursk.com
Добавить комментарий