Иран не признал вхождение в состав России Крыма и четырех новых регионов

Вчера министр иностранных дел Ирана Хоссейн Амир Абдоллахиян в интервью агентству TRT World сообщил, что при дружественных отношениях с Россией правительство страны не признает вхождение в ее состав Крыма и четырех новых субъектов.

Слова главы иранского внешнеполитического ведомства моментально подхватили многие СМИ и информационные ресурсы. В заявлении политика они принялись искать тайные смыслы вплоть до признаков постепенного отказа от сотрудничества с Москвой.

Вот только в действительности «новость» была буквально высосана из пальца: позиция властей Исламской республики по этому вопросу остается неизменной с 2014 года. В Иране неоднократно говорили о поддержки территориальной целостности не только Украины, но и всех государств вообще.

В чем причина таких взглядов?

Определенную роль в декларируемой приверженности постоянности границ играют внутренние противоречия и наличие собственных потенциально сепаратистских регионов.

В северо-западной части Ирана компактно проживают этнические азербайджанцы и курды. В ходе прошлогодних масштабных протестов в стране СМИ в Баку и Иракском Курдистане активно подогревали в информационном пространстве тему выхода из состава государства «исторических земель» Южного Азербайджана.

Признание властями в Тегеране новых российских субъектов в дальнейшем может создать своеобразный прецедент, которые могут в будущем использовать заинтересованные в разделе Ирана игроком при решении территориальных разногласий.

Под боком у Ирана также находится Нагорный Карабах, где причиной возникновения кризиса стали территориальные разногласия. Иранские власти активно препятствуют азербайджанско-турецким планам по захвату Зангезурского коридора и настаивают на неприкосновенности границ Армении.

Ирану правда настолько важна такая принципиальность?

В данном случае — да. Во внешней политике иранцы преследуют собственные интересы, и ради незначительной выгоды отказываться от своих принципов они не будут.

Это подтверждает другое заявление того же министра иностранных дел Абдоллахияна. По его словам, что иранское руководство не ведет присущую Западу политику двойных стандартов, а строго следует заданному курсу.

Поменяется ли что-то в отношениях стран после этого интервью?

С высокой вероятностью никаких изменений в связях между Россией и Ирана не произойдет. Сотрудничество стало закономерным и логичным следствием давления со стороны коллективного Запада, и для обеих стран оно одинаково выгодно.

К слову, позиция иранцев по российским территориальным приобретениям оставаясь неизменной с 2014 года, однако она принципиально никак не повлияла на отношения двух государств: с того момента они стали лишь более тесными. В некоторых областях взаимодействие вовсе вышло на новый уровень.

Заявление иранского министра иностранных дел Исламской республики было лишь публичным выражением строгой позиции страны без каких-либо дальнейших мер.

И ни в Москве, ни в Тегеране сворачивать двусторонне сотрудничество после этого не планируют: все едет лишь к его дальнейшему углублению.

Александр Попов
Оцените автора
kursk.com
Добавить комментарий